Экспомил

СМИ о нас

28 / 01 / 2010

«Эксперт. Оборудование», январь 2010 г.

ОТ СЛОГАНОВ И СЛОВ К ДЕЛУ

Зинаида Сацкая

«Expopriority‘2009», ставший заключительным аккордом российского выставочного года, завершился сенсационным заявлением генерального директора ЦВК «Экспоцентр» Владислава Малькевича. Выставочная организация взяла на себя труд начать работу по преодолению противоречий в двух международных конвенциях – Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 года и Конвенции о международных выставках от 22 ноября 1928 года. Нам показалось интересным выяснить, что за этим стоит. Но еще интереснее было узнать, что получит от этого главное действующее лицо выставочного рынка – потребитель выставочных услуг, а в данном случае еще и изобретатели. Владислав Малькевич любезно согласился дать эксклюзивное интервью нашему журналу.

Время собирать камни

− Владислав Леонидович, что послужило импульсом к решению «Экспоцентра» инициировать пересмотр положений двух Парижских конвенций?

Да знаете, речь скорее не о единичном импульсе, а о некоей их совокупности. А катализатором, ускорившим наши действия, стал наш же форум Expopriority. Мы впервые организовали международный конгресс по вопросам интеллектуальной собственности и сопутствующую выставку научно−технических достижений. Справедливости ради скажу, что выставки такого рода в стране были, но вопросы защиты интеллектуальной собственности, патентования были представлены на них очень слабо. А это сегодня вопрос государственной важности, без решения которого все высокие разговоры о модернизации и о точках инновационного роста повисают в воздухе и рискуют остаться очередным красивым призывом, которому не суждено сбыться. Что, к сожалению, порой с нами случается. Конечно, мы не можем нести всю полноту ответственности за модернизацию страны, но свою долю ответственности, причем значительную, за собой чувствуем.

− И в чем «провинились» эти конвенции?

Сегодня оба эти документа тормозят демонстрацию новшеств на выставках, поскольку требуют значительных сроков для патентной защиты, а демонстрация незащищенных инноваций – это риск опорочить изобретение. Ну, вот конкретная ситуация. В 2010 году состоится Всемирная выставка в Шанхае. Это, конечно, крупнейшее событие, потому что Китай сейчас на подъеме, как никакая другая страна. И он все сделает, чтобы показать свои возможности, благо есть что показывать. Обижать я никого не хочу, но напомню, что в основе бурного развития стран Юго−Восточной Азии в значительной степени лежит копирование. И поэтому вопросы охраны изобретений, полезных моделей, промышленных образцов и даже товарных знаков играют исключительную роль. Светлые головы в России всегда были и сейчас есть, и демонстрировать есть что, вопреки произошедшей утечке мозгов. На универсальной выставке в Китае нам тоже есть что демонстрировать. И возникает препятствие в виде несоответствия некоторых положений двух конвенций реалиям сегодняшнего дня. По Парижской конвенции по охране промышленной собственности, конвенционный приоритет с момента подачи первой заявки на патентование изобретения определяется сроком в один год, а выставочный приоритет с даты начала экспонирования, то есть время для подачи первой патентной заявки, составляет шесть месяцев, причем эти два срока объединить нельзя. Как говорится, почувствуйте разницу. Заявитель оказывается на развилке – ему нужно выбирать, по какому пути пойти. Упомянутая Парижская конвенция и Конвенция о международных выставках дают определение статуса выставок, на которых можно применять временную охрану объектов промышленной собственности – «официальные и официально признанные международные выставки». Там же содержатся абсолютно дискриминационные оговорки! Во−первых, это правило не распространяется на выставки, которые идут меньше трех недель. А где вы видели, чтобы выставка шла больше недели? Как правило, пять дней, а теперь часто четыре и иногда даже три дня. Во−вторых, требование, чтобы выставки носили некоммерческий характер. В−третьих, что конгрессные события и сопутствующие им выставки вообще не подпадают под это определение. С 1928 года, когда выпускался этот международный документ, много воды утекло. Сейчас вся выставочная деятельность практически стала конгрессно−выставочной. И для выставочников это самый главный вопрос, который требует незамедлительного решения в свете модернизации страны и инновационного пути развития. Вот почему уже более трех месяцев мы углубились в изучение всех документов, имеющих к этому касательство.

«Давайте разберемся!»

− Быть может, дело в том, что положения разных конвенций относятся к выставкам разных видов? Всемирные выставки, как Вы сказали, являются универсальными, в отличие от специализированных выставок, которыми занимается, в том числе, и «Экспоцентр».

Давайте разберемся с определениями, благо с 1 января вступил в силу Национальный стандарт Российской Федерации «Деятельность выставочно−ярмарочная. Термины и определения», принятый на базе стандарта ИСО (ISO). Итак, международная выставка/ярмарка – это «выставочно−ярмарочное мероприятие, в котором не менее 10% общего числа экспонентов составляют иностранные организации или не менее 5% – иностранные посетители, а выставочное оборудование и предоставляемый набор услуг соответствуют международным стандартам». А что касается всемирных выставок, то там, как указано в пункте 2 статьи 1 Конвенции о международных выставках в редакции от 30 ноября 1972 года, международной выставка считается, если в ней принимает участие больше 1 государства. Получается, на одной чаше весов практически весь мировой выставочный бизнес с выставками, где должно быть не менее 10% иностранных участников, а на другой – ЭКСПО, где, по сути, участниками могут быть принимающая сторона плюс еще одно государство. Мы считаем, что такое неравенство, когда практически весь мировой выставочный бизнес остался за бортом, должно быть устранено.

Вы вот спрашивали о первоначальном импульсе. Если честно, то был такой импульс. И это импульс общегосударственного масштаба: как мы, выставочники, должны себя осознанно проявить, когда глава государства серьезно ставит вопрос о модернизации. Я, правда, очень опасаюсь, что как только цена на нефть пойдет под 100 долларов за баррель и выше, так все снова окажутся под гипнозом Минфина с его единственной заботой о пополнении казны, и снова будут с замиранием сердца следить за котировками нефтяных фьючерсов. Но мы предпочитаем исходить из того, что модернизация – это не просто призыв. Тем более в условиях, когда нас по всем параметрам с Нигерией сравнивают – и по населению, и по валовому внутреннему продукту, и по смертности, и по преступности. Куда дальше?

− Будет ли ваш конгресс одним из инструментов общения с международными организациями?

Конгресс – это площадка для того, чтобы сформулировать позицию. Там идет плодотворное общение специалистов очень высокого уровня. Кстати, именно общение с ними подвигло нас отказаться от первоначального намерения назвать проект «Выставочный приоритет», поскольку с таким названием мы вторглись бы в область строгой юридической терминологии. И юристы оргкомитета конгресса возражали против названия «Выставочный приоритет», потому что только для товарных знаков можно установить дату приоритета по дате открытого экспонирования на выставке. А для изобретений, полезных моделей и промышленных образцов по российскому законодательству приоритет установить нельзя, но можно получить льготу по новизне. Это означает, что сам факт открытого экспонирования не порочит новизну, если изобретатель подает в течение 6 месяцев после экспонирования заявку, и он дальше имеет все перспективы получить исключительное право на экспонируемый объект. Вот нам и пришлось уйти в название Expopriority. А русское название стало «Международный форум по интеллектуальной собственности». Главной задачей для нас было предоставить создателям инноваций возможность прямого маркетинга, даже если у них на руках незащищенные объекты. Вообще должен сказать, что начав двигаться к нашей цели, мы обрели немало союзников, и по их реакции мы можем судить, что мы на правильном пути. Торгово−промышленная палата РФ не просто поддержала нас, а выступила вместе с нами в качестве организатора. О том, насколько важно то, что мы затеяли, говорит тот факт, что первому же форуму оказали поддержку Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС), Всемирная ассоциация выставочной индустрии (УФИ), Всероссийское общество изобретателей и рационализаторов (ВОИР) и Российская академия наук. Хотя должен откровенно сказать, что международный авторитет Евгения Максимовича Примакова, который подписывал письма−обращения в правительство, в международные организации, в академию наук, сыграл здесь весьма значительную роль.

Реальный шанс – один раз в пять лет

− Встречает ли Ваша инициатива поддержку в каких−либо официальных российских структурах?

На днях у меня была встреча с Борисом Петровичем Симоновым, главой Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам. Он с очень большим пониманием отнесся к тем вопросам, которые мы поставили, и дал согласие лично участвовать в оргкомитете следующего конгресса, выделить своих людей в рабочие группы, которые мы по условиям форума обязаны сформировать. Мы твердо намерены выходить на международные организации, чтобы менять формулировки конвенций. Но и внутри страны тоже надо кое−что менять. В Советском Союзе все – и патент и его 10−летняя поддержка – оплачивалось из государственного бюджета. А сейчас у изобретателей денег на патентование нет. Тем не менее, Роспатент считает, что дело не в недостатке денег, а в разрухе в головах. Была нелепая традиция сразу все публиковать, публиковать, публиковать. А теперь вот идешь по одному из лучших в мире мюнхенскому технологическому музею, и кроме Менделеева никого из русских ученых там не видишь. Все бездумно нами опубликованное запатентовано другими. Вот сейчас, в частности, глава Роспатента дал нам несколько советов по поводу подписания соглашения о приоритете, которое мы намерены подписать в Шанхае.

− Пожалуйста, чуть подробнее, что и с кем вы будете подписывать в Шанхае?

Это один из практических шагов все к той же цели. Генеральный комиссар российской секции выставки, вице−президент Торгово−про− мышленной палаты Владимир Петрович Страшко совместно с представителем Роспатента будет подписывать с координационным бюро по подготовке «ЭКСПО−2010» в Шанхае соглашение с приложением каталога изделий, которые там будут экспонироваться и которые можно защитить в рамках нормы выставочного приоритета. При этом можно надежно говорить о временной защите не только товарных знаков, но и других объектов промышленной собственности – изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Требуемый «статус» выставки здесь соблюден на все 100%! Но в каталоге выставки должна содержаться точная дата показа, описание, если это полезная модель, и фото, если это промышленный образец, причем тоже обязательно с описанием. Тонкостей много, и советы Роспатента в этом смысле неоценимы.

− И все же, почему «Экспоцентр»? Неужели за долгие годы существования конвенций никто не увидел этих противоречий?

Готовясь к нашему конгрессу, мы взяли пограничную область между выставочным делом и патентным правом, и на этом стыке нам открылись невероятно интересные вопросы. Если бы кто−то предметно исследовал эту область раньше нас, то, я думаю, тоже пришел бы к осознанию необходимости менять формулировки. Практически сразу после того, как мы приняли решение об организации и проведении форума, вышел федеральный закон № 217 о создании малых инновационных фирм при бюджетных вузах и НИИ. И президент высказал оптимистичное предположение, что в эти вузовские фирмы придут студенты со своими идеями, доведут их до ума, и начнется активное внедрение этих изобретений. И мы предполагали, что мы будем первыми у них на пути с теми возможностями, которые предоставлял наш форум. А на практике оказалось, что фирмы могут быть созданы только на основе вклада в уставный капитал в виде действующего патента, и подзаконный акт свел на «нет» конструктивную идею президента. А если есть патент, то за этим должен следовать лицензионный договор по передаче прав, и так далее. Одним словом, долгая история. Здесь очень отчетливо прослеживается значительное различие между нами и западными странами. Нам очень важно скорее приоритет инновации застолбить за собой, а у них – отстроенная система внедрения этих инноваций. У них венчурный бизнес существует более 30 лет, у нас эффективной системы внедрения инноваций до сих пор нет. Очевидно, что невозможно патентовать все подряд, что будет создано в этих фирмах, нужно сначала произвести отбор, понять что ценно, а что нет. Это, собственно, то, что мы задумывали с самого начала. И Роспатент дал согласие войти в состав Международного жюри конкурса в рамках Форума. По сути, это будет своего рода экспертная комиссия, и эксперты Роспатента по отраслевому признаку будут делать заключения о полезности, новизне. А это уже сигнал для инвестиционных институтов всех форм собственности: предварительная оценка учеными и патентоведами сделана. Приходите, выбирайте. Вообще нам очень повезло, что все крупнейшие специалисты пришли к нам. С их помощью так сказать материализовался наш слоган: «Экспоцентр – территория инноваций».

Подводные рифы

− Давайте рассмотрим проблему на примере вашего форума. Ведь вы реализовали идею свидетельства об экспонировании. Какие риски здесь есть для получивших эти свидетельства?

Мы сделали все в соответствии с российским законодательством. Заявок на товарные знаки у нас не было, по остальным объектам мы выдали 11 свидетельств об экспонировании. Эти изобретатели воспользуются льготой по новизне, и в течение шести месяцев смогут подать заявку. Правда, первое препятствие, которое их может ожидать при подаче заявки в патентное ведомство, это идентификация. То есть, поверит ли патентное ведомство, что именно ЭТО экспонировалось. Для этого мы уже отработали механизм. Один экземпляр документов выдается на руки заявителю, второй с соблюдением процедуры сохранности остается у нас. Но другая опасность, о которой патентоведы нас предупреждали и с чем мы должны согласиться, заключается вот в чем. Если после подачи заявки на изобретение, полезную модель или промышленный образец в Роспатент они захотят воспользоваться конвенционным приоритетом и подать заявки в одно или несколько государств−участников Парижской конвенции, там снова начнется патентная экспертиза. И зарубежный эксперт, начав патентный поиск, увидит, что предмет заявки экспонировался у нас на выставке, и может сказать, что новизна опорочена.

− То есть налицо коллизия законодательств?

Да. Наше законодательство считает, что это не порочит новизну, а некоторые зарубежные патентные системы считают, что порочит. И при этом, напомню, что мы тоже член Парижской конвенции 1883 года, как и европейские государства. Но и на территории Евросоюза нет единого подхода. В одних странах это может быть признано, а в других – нет. Вот почему мы намерены добиваться, чтобы изменения произошли на международном уровне.

− «Международный» означает, что на изменения должны идти и они, и мы? То есть предстоит гармонизация законодательств?

Именно так. И то и другое для того, чтобы ускорить оформление и поднять роль выставочного приоритета. К сожалению, это очень длинная история. Моя точка зрения, что надо начать с разрешения коллизии внутри нашего отечественного законодательства, в частности, изменения 4 части Гражданского Кодекса РФ. Там есть понятие выставочного приоритета товарного знака, но нет нормы выставочного приоритета применительно к изобретениям, промышленным образцам и т. д. Но главное, там есть словосочетание «выставочный приоритет». Определение статуса выставок, на которых он может применяться, к сожалению, отсутствует.

− Разве появление стандарта «Деятельность выставочно−ярмарочная. Термины и определения» не внесет ясности в этот вопрос?

Нет, не внесет. Дело в том, что стандарт дает определение международной выставки, но у нас нигде нет определения «официальной и официально признанной международной выставки». Вот Роспатент недавно сформулировал, что официальной или официально признанной, является выставка, пользующаяся поддержкой правительства или органов исполнительной власти. Получается, что из числа институтов, поддержка которых признается, выпадают Торгово−промышленная палата РФ, Всемирная ассоциация выставочной индустрии UFI, Российский союз выставок и ярмарок. Остаются только госструктуры. То есть тут тоже предстоит работа. А по поводу официального признания нашего проекта Expopriority мы и обратились именно к Роспатенту и Роснауке. Если у нас будет поддержка этих двух правительственных структур, то нам внутри страны никаких препятствий уже не будет.

Цель ясна, а путь нелегкий

− Если вы намереваетесь внести изменения, предположим, в 4 часть Гражданского Кодекса РФ, то предстоит еще чья−то законодательная инициатива, которую необходимо внести в Государственную Думу?

Здесь мы рассчитываем на поддержку Торгово−промышленной палаты РФ. Сама палата не обладает правом законодательной инициативы, но у них очень тесные связи с депутатами Государственной Думы, с различными комитетами.

− То есть будет запущен классический механизм лоббирования?

Да, но действовать нужно очень деликатно, потому что все цивилисты относятся к Гражданскому Кодексу, как к священной корове. Но и мы, преследуя свои цели, исходим практически из врачебного принципа «не навреди!» Представьте, это надо согласовать со всеми государствами, потом эти поправки должны быть одобрены, ратифицированы высшими органами власти и воплощены в национальном законодательстве. Кстати, мы и МИД проинформировали о том, что у нас здесь такой интересный разворот событий. Потому что в принципе инициировать процедуру международного пересмотра – это то, что должно делать Министерство иностранных дел. Но главное, Всемирная организация интеллектуальной собственности готова оказывать содействие. Это очень важно, что в ВОИС наша идея воспринята нормально.

− В чем выгода «Экспоцентра» от всех этих усилий?

Позволю себе напомнить, что «Экспоцентр» в 2006 году получил знак ордена святого Александра Невского «За труды и Отечество». Девиз этого ордена – «Честь превыше выгоды!»

− Как−то очень далеко вы вышли за рамки конгрессно−выставочного дела.

Нужно было, чтобы кто−то этим занялся. Не хочу громких слов, но так мы понимаем свою социальную ответственность.

версия для печати

Вернуться к списку новостей



Календарь событий